(no subject)

Два дела сегодня сделала. Проголосовала против антиконституционных поправок и написала письмо: "Добрый день!
Я бы хотела освободить свое место в Совете по вопросам интеллектуальной собственности для кого-либо другого.
При почти единогласной поддержке Советом Федерации изменения Конституции я, как принципиальный противник этого, сознаю, что наши расхождения слишком значительны, чтобы дальнейшее сотрудничество было эффективным.
Будет честным с моей стороны сделать это заблаговременно, не дожидаясь приглашения на очередное заседание, чтобы можно было без спешки найти мне замену.
В то же время если мое мнение по конкретным вопросам сферы моих профессиональных интересов будет важно для Совета, я всегда готова его высказать в форме своего заключения.
Е.Г. Афанасьева"

(no subject)

Сегодня дедушкин столетний юбилей. Сидим на даче, в его любимом детище и нашем родовом гнезде, и пьем в честь этого шампанское, вспоминая фразу Виктора Бокова "...и соловей на ветке булькает, как будто в рюмку водку льет" (которую дедушка в шутку приводил как пример пропаганды пьянства). Естественно, вспомнились и эпизоды из дедушкиной книги (Ткачевский Ю.М. Дальняя разведка).
"Еще будучи аспирантом (на стипендию прожить было нелегко) стал я подрабатывать лектором общества «Знание» — по пятнадцать рублей за лекцию. Лекции надо было читать не только на юридическую тематику. ...
Среди запомнившихся была лекция о вреде пьянства для артели татар-возчиков. Организаторы лекции меня предупреждают: «Они по-русски плохо говорят, но все понимают». Выхожу к аудитории. Сидят в зале серьезные татары-возчики, и у многих на коленях совсем маленькие дети. Слушали меня очень внимательно, ни разу не перебили.
Еще одна лекция — на целине. Встречает меня на станции председатель колхоза, веселый-веселый. Ты, говорит, не обращай внимания, нам сегодня водку завезли! Пока ехали на грузовике к клубу, я видел много селян, которые радостно обнимались друг с другом и с деревьями или просто мирно отдыхали на травке на обочине. Публика в зале была тоже в очень хорошем настроении. Посмотрел я на них и говорю: «Я вам, пожалуй, лучше о ядерном оружии расскажу!» «Не-е-е-ет, — кричат мне из зала, — давай о пьянстве, об ал-ко-го-лизьме!»
В детстве я жалела, что мы с дедушкой не совпали по времени и что между нами почти 50 лет. Уж мы бы с ним вместе и по деревьям налазались, думала я, и в войну бы наигрались... Хотя, с другой стороны, полвека разницы не мешали нам кататься на великах, на лыжах, плавать, резаться в карты, мастерить всякое разное вместе. Да и вообще дедушка умел отнестись с пониманием даже к тем увлечениям, которые он сам не разделял. Спасибо ему


6 июня

С днем рождения, Александр Сергеевич.
Вы по-прежнему с нами и спасибо вам за наш язык. Стала тут вспоминать ваши фразы, которые произношу (вслух или про себя) чаще всего.
«Нагрудник цел его венецианский, а грудь своя гроша ему не стоит...»
«Плюнь да поцелуй злод… поцелуй ему ручку!»
«А Балда зайчика гладит: «Братец мой милый, набегался, устал родимый!»
«От первого щелка подпрыгнул поп до потолка...»
«Не хотят его пустить чудный остров навестить!»
«Я же грешную дыру не балую детской модой, а Хвостова жесткой одой хоть и морщуся, да тру...»
«...приделывал мочальный хвост к Мысу Доброй Надежды...»
«...под длинным черным покрывалом лишь узенькую пятку я заметил...»
А вот забытое было, но засевшее в память в детстве и всплывшее оттуда благодаря спору с Олей об уместности мата в поэзии: «В чужой п@зде соломинку ты видишь, ну а в своей не видишь и бревна!» (у нас дома был восьмитомник в васильковом коленкоре, зачитанный мною и исчириканный карандашом; интриговали многоточия, в которые я вдумчиво пыталась вставить те слова, которые мне на тот момент были известны).
Ну и, конечно, «ветер по морю гуляет и кораблик подгоняет, он бежит себе в волнах на раздутых парусах...»

О тесноте мира

Получили удивительный отклик на дедушкину книгу "Дальняя разведка". Из Норвегии приехала моя одноклассница Оля Конькова, с которой мы не виделись до этого лет 35. Оля узнала о книге и сказала, что ее маме было бы интересно прочитать. Я передала книгу для ее мамы. Олина мама прочитала и упомянула в разговоре со своей подругой. А подруга олиной мамы и говорит: "А у нас Нина Семёновна Ткачевская в школе английский язык вела! И ее муж приходил в школу и рассказывал о войне, Ткачевский. Это тот самый?"
Благодаря этому я теперь даже номер школы знаю, в которой бабушка работала.

Чистый сверкающий всеми гранями бриллиант

Я отсюда уже почти совсем ушла в фейсбук, но одному человеку тут это может быть любопытно, поэтому продублирую и в жуже.

Этот диссернетовский кейс профессора-физрука из моей практики, чувствую, надолго останется моим фаворитом: https://www.dissernet.org/expertise/kudryavtssevmd2012.htm…
Поскольку в заключение на сайте "Диссернета" не уместились все находки, а скрывать такое сокровище от публики было бы обидно, поделюсь более полной версией тут.
Эксперт Диссернета (это я) был под глубоким впечатлением от тех метаморфоз, которые происходили с предположительно донорскими текстами у диссертанта.
При предположительном заимствовании фрагментов текстов работы Ю.Е. Клевцовой (1998 г.) человек меняется на учащегося (с. 71, 74, 75, 436), юноши превращаются в школьников, младших школьников, учащихся и детей (с.80, 88, 89, 363). В описании эксперимента предположительно донорские 96 юношей старшего школьного возраста (с. 39) омолодились и размножились, превратившись у диссертанта на с. 96 в 1096 учащихся младшего школьного возраста.
Метаморфозы происходят и в мире неодушевленных предметов: «деятельность» меняется на «компонент», в результате чего, например, «стимуляция деятельности учащихся» становится «стимуляцией компонента учащихся» (с. 356).
Еще более смелой выглядит работа с текстом других предположительных доноров - С.Д. Дерябо и В.А. Ясвина. Природа и экология из предположительно донорского текста, по наблюдениям эксперта Диссернета, заменяется у диссертанта на физкультуру. Таким образом появляется «восприятие физкультурных объектов как субъектов (эксперт предположил, что речь идет о козле и коне) (с. 113); «отношение к физкультурным объектам как к обладающим уникальностью, неповторимостью и самоценностью» (с. 116); представления «об окружающей физкультурной среде как целостной, нерасчлененной системе, обеспечивающей жизнедеятельность учащегося как биологического вида» (с.116); потребность «заботиться о физической культуре ради нее самой» (с. 118). Не менее трогательно наблюдать за превращением птиц в физическое упражнения, в результате чего «симпатичные птицы» становятся «симпатичными физическими упражнениями» (с. 126) - эксперт предположил, что диссертант имел в виду упражнение «ласточка».
В результате таких превращений диссертант приходит к удивительным выводам: «При формировании системы физкультурных представлений о физических упражнениях необходимо, чтобы личность, во-первых, различным образом получала информацию о них: рассказ учителя, чтение научной литературы, наблюдение, коллекционирование, ведения полевого дневника (с.128); «более эффективным является изучение физических упражнений при непосредственном взаимодействии с ними, в полевых условиях» (с. 129).
Истинное наслаждение доставило эксперту сопоставление следующих фрагментов текста.
С.Д. Дерябо, В.А. Ясвин (1996 г.): «...Например, перед походом в лес педагог настраивает учеников на то, что им предстоит "идти в гости к Лесу", что необходимо соответствовать тем "требованиям", которые предъявляются миром природы к тем, кто вступает с ним в общение.
А это значит, что и одеться нужно соответственно: ведь, когда идут в гости к тем, кого уважают, то одеваются поаккуратнее, покрасивее, а не как попало...» (с. 279).

Диссертант (2012 г.): «...Например, перед занятием физическими упражнениями педагог настраивает учеников на то, что им предстоит «идти в гости» к непознанным двигательным действиям, что необходимо соответствовать тем требованиям, которые предъявляются миром физической культуры к тем, кто вступает с ним в общение.
А это значит, что и одеться нужно соответственно: ведь, когда идут в гости к тем, кого уважают, то одеваются аккуратно, красиво...» (с. 139).

При работе с предположительно донорским текстом И.Ф. Харламова (1999 г.) к воспитанию добавляется «физическое» и «физкультурно-образовательный компонент». Так у диссертанта появились, например, «лабораторные работы как метод обучения физкультурно-образовательному компоненту» (с.214).

Подчас неожиданные результаты дает и превращение «человека» в «учащегося» из еще одного предположительно донорского текста:
«...Если бы с рождения учащийся был лишен возможности общаться с людьми, он никогда не стал бы цивилизованным, культурно и нравственно развитым, был бы до конца жизни обречен оставаться полуживотным, лишь внешне, анатомо-физиологически напоминающим учащегося... (с. 271).

"Такая корова нужна самому..."

Тут должен был быть пост для пристройства симпатичного кролика-сироты Мони, которого предположительно злые люди завели ребенку на лето, а под конец дачного сезона выпустили в чисто поле. Но, похоже, «такая корова нужна самому»: Моня оказался девочкой, и наша Гризельда (которая у нас поселилась 3 года назад при схожих обстоятельствах) ее повоспитывала-повоспитывала и приняла в стаю. На снимке Гризельда и Гармония (сошлись на таком полном имени для Мони) слушают «Радио Орфей»

Эсперанто


Взошло уроненное на почву разумнодобровечное. Рассказала студентам группы "кю" о языке эсперанто. В следующий раз говорим об ограниченной ответственности, пишу на доске "piercing the corporate veil". Вопрос из зала: "Это по-эсперантски, что ли?" Надо будет продолжить опыты.
Кстати же, о языке эсперанто. Мало того, что Заменгоф оказался прадедушкой маминой подруги, у моего дедушки в книге тоже есть связанный с этим языком эпизод ("Лжетарапунька").
"Однажды я ездил в другой город выступать оппонентом на защите диссертации. Иду по коридору в институте, и тут на меня накидываются с рукопожатиями незнакомые люди: «Юрий Трофимович, пойдемте с нами!» У меня отчество редкое, я привык, что многие ошибаются: то Юрием Михайловичем, то Юрием Максимовичем, то Юрием Тимофеевичем назовут. Я на это уже перестал обращать внимание. И вот увлекают меня эти люди в аудиторию, и вижу я: что-то не то. На защиту диссертации не похоже. Оказалось — конгресс эсперантистов. Вручают мне русско-эсперантский словарь с дарственной надписью на эсперанто что-то вроде: «Уважаемому Юрию Тимошенко на память...». Говорят речи, в том числе, о том, как мне рады и как ждут на завтрашнем заседании моего выступления. Постепенно до меня начинает доходить, что меня с кем-то путают. Оказалось, приняли меня за известного в то время артиста Тарапуньку, который выступал в дуэте со Штепселем. Кое-как я от эсперантистов сбежал на защиту диссертации. На следующий день я уж решил к ним не заходить — побоялся, что побьют как самозванца!" (Ю.М. Ткачевский. Дальняя разведка).
Кстати, словарь этот сохранился как реликвия до сих пор. В детстве его корешок на книжной полке меня страшно интриговал. Я думала, эсперанто - это такой язык, на котором аспиранты говорят

О ссылках на членов политбюро

Обсуждали со студентом, надо ли в работе ссылаться на выступление Д.А. Медведева. Я советовала ему этого не делать. К слову вспомнила поучительную историю из книги моего дедушки.
"Мы с Гришей Мендельсоном написали в соавторстве брошюру о вреде алкоголизма. Гриша мне говорит: «Юра, у нас нет ни одной ссылки на руководителей партии и правительства! Надо вставить!» И вставил — сослался на речь одного из тогдашних членов ЦК КПСС. А когда книга вышла, этот член ЦК попал в немилость. В издательстве говорят: либо убирать ссылки, либо тираж придется уничтожить! А тираж был пять тысяч! Разделили мы с Гришей все экземпляры поровну и сидели — вручную тушью в каждой брошюре эту ссылку вымарывали." (Ю.М. Ткачевский. Дальняя разведка)

Люблю неунывающих людей!

Пишу студенту: "Вы - чемпион, "Антиплагиат" насчитал Вам 0,56% оригинальности.
Ваша работа станет легендарной, такого в моей практике еще не было!"
Ответ: "Приятно конечно, что смог выделиться из всех))"

переписка Грозного с Каутским

Интересная у меня тут состоялась переписка - она началась с письма, которое я сперва в раздражении кинула в «спам», а потом забавы ради решила на него ответить.
Первое письмо:
«Добрый день!
Я могу выполнить Ваш проект.
По стоимости - 500 руб.
Если интересует - пишите, обсудим подробнее.»
Второе письмо: «Решили переплатить?
Ну, если вдруг что-то не получится у выбранного Вами исполнителя - обращайтесь. Готов помочь.»
Отвечаю: «Михаил, какая неожиданная и приятная во всех отношениях встреча!
Как говорится, на ловца и зверь бежит)
Я как раз по роду работы занимаюсь отловом Ваших клиентов и выведением их на чистую воду. Но никогда еще не имела возможности получить сведения с другой стороны. И что, действительно купить курсовую стоит 500 рублей? А Вы ее при этом сами пишете или копипастите?»
Ответ: «Добрый день, Екатерина!
Цены различные, в зависимости от сложности работы.
Например:
от 500 руб. - ручное поднятие уникальности 10 страниц от 0% до ~70% уникальности.
от 1000 руб. - написание реферата с уникальностью ~70%.
от 2000 руб. - написание курсовой с уникальностью ~70%.
от 7000 руб. - написание ВКР с уникальностью ~70%.
Работы пишу как и сам, так и использую ресурсы интернета (в зависимости от темы, пожеланий и бюджета заказчика).
Если я правильно помню, в обозначенном заказе требовалось поднять уникальность от 45% до 70%, страниц 25-30, это 500 руб.
Можете предложить мне сотрудничество? :-)»
Я: «Нет, я никакого заказа не оставляла, такими услугами не пользуюсь, а откуда такая информация?))) Откуда у Вас мой мейл? Прямо детективная история! Я думала, Ваше письмо - обычная спамовая рассылка.
Я как раз по другую сторону баррикад, охотник за привидениями - ловлю Ваших клиентов, распознаю искусственно надутую "оригинальность" и тех, кто купил работу, а сам ничего не соображает. Писать на заказ могла бы, но профессиональная этика не позволяет.
А что-то дешево стоят Ваши услуги. Неужели по принципу "1 старушка - рубль, 100 старушек - 100 рублей!))?»
Ответ: «В заказе клиента был указан Ваш e-mail, поэтому мое письмо оказалось у Вас)))
А услуги стоят дешево, так как дорого можно просто заплатить преподавателю.
Если заказчик хочет сэкономить или преподаватель не продается, а сам студент ничего делать не хочет, то он и обращается к другим людям.
Рынок, что ж поделаешь, приходится демпинговать)))
«Если Вы хотите узнать, кто разместил данный заказ - могу Вам помочь за небольшое вознаграждение)))
Тем более все равно клиент выбрал другого автора.»